Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

amentus

Без комментариев.

Очень долго не писал, понеже события таково серьезны и таково динамичны, что нет особой охоты заниматься самовыражением. И сейчас не хочется.  Могу только от себя заметить: прав был Спиноза, утверждая, что человек во всех ситуациях  действует строго ообразно своей природе. А по-русски это звучит - "Уши выше лба не растут."  Где-то людей убивают - и никакие  там "переговоры", никакие "инициативы" не могут этого остановить, ибо такова природа тех, кто убивает. они с босоногого детства репетировали эту роль - когда никто еще не мог разглядеть в них то, что реализуется сейчас. Кто-то всерьез обсуждает "продовольственные санкции" - дескать, "кто нас накормит?!"  , ибо пожирание импортных деликатесов, собственно, и есть   непременная составляющая "достойного бытия приличных людей". Кто-то - а именно, почтенный Чубайс-старший - публично возвещает необходимость "переноса столицы России в Киев". Ну а кто-то  представляет Стрелкова "конкурентом Путина"  ...и т.д., и т.п.   В общем, каждый о своем, о наболевшем...
Один вопрос: а что происходит на самом деле? Это - волнует кого-нибудь?
А вряд ли!
Мир таков каким мы его видим? Нет, таков - каким он должен быть, чтобы я сам себя зауважал!
И вся мудрость многотысячелетняя  человечества - ни во что!
Хочу, чтоб было так!
И какие тут комментарии?
И зачем?

Главная ценность

С чего оно началось?

Самое время, оглядевшись, задать себе этот вопрос.

Как вырос тот бурьян, который самодовольно и уверенно глушит все живое?

Старик Сенека сокрушался еще в I веке нашей эры: «Quae fuerant vitia mores sunt!» - «Что было пороком – стало обычаем!»

И до него, и после него сокрушались о том же – настала и наша очередь. Они ничего не могли изменить, и мы не можем, хотя, как и положено смертным, питаем надежды невесть на что и будем питать до конца.  И все-таки  оглядеться надо, хотя бы  затем, чтобы, продолжая питать эти бесплодные надежды, не остаться идиотами, не сгинуть идиотами, чтобы кто-то там где-то не считал себя  победителем, чтобы, наконец, назвать сволочь – сволочью, а не кадить умиленно над смердящими  даже сквозь груды венков гробами, не громоздить после себя позорных монументов своей дурости.

Не в этом ли то самое якобы пробудившееся достоинство, которое, по новым законам, стоит – сколько там? 300000?

Полагаю, что именно в этом, в обход всех законов о митингах и сборищах, ибо прежде, чем устраивать сборища, надобно же прекратить разруху в собственных головах и душах, по крайней мере, вымести мусор, чтобы обозреть руины.

Опять же, сказано и написано много, и все же…

С чего все началось? Как вместо тех приснопамятных пионеров-героев, опасаться которых приказывал в особой памятке сам генерал-фельдмаршал фон Клюге, выросла генерация  юных психопатов, бросающихся в окна, глущащих кувалдой пап и мам, запрещающих играть на компьютере или встречаться с мальчиком/девочкой, бесславно издыхающих в наркоте под сочувственное кулдыканье  учителей-врачей?  А ведь именно так и вышло, что уж там о взрослых особях говорить?

А началось все с  вполне естественного, неосудимого и неподсудного желания жить. 

В Европе, растерзанной двумя абсолютно бессмысленными мировыми войнами, и в СССР, конечно, при всем различии систем, страх перед новым грандиозным кровопролитием был бы, конечно, преодолен по старой модели: могилы заросли, кровь и слезы высохли, пришло новое поколение – и, пожалте, на круги своя…

Если бы кучка безумных физиков не подарила человечеству атомную бомбу, которая вывела страх в общественном сознании на новый виток, открыла новые перспективы. Страх стал всеобщим, следовательно, из порока, определенно презираемого человеком прежде всего в самом себе, стал нормной, а затем и добродетелью, ибо ведь тот, кто осмелится пустить в ход новое оружие после Хиросимы и Нагасаки – определенно преступник!  ОМП, придуманное слабыми людьми, не желающими больше встречаться с противником лицом к лицу, соответственно, сделало нормой слабого, испуганного,  ни за что ни отвечающего и ни на что не надеющегося  человека.    Конечно, главная причина вызревания этого типажа – не ОМП, а всемирная урбанизация  с неизбежностью охватившая и СССР еще в 1930-е гг.. которая и породила сей феномен  вырождения Человека Разумного – трусливого невропата озабоченного исключительно самосохранением и собственным благополучием. Но бомба стала мощнейшим катализатором  этого процесса придала  происходящему необратимость и все прочие подарки из той же серии  уже принимались как должное. Всеобщий страх прежде всего обнаружила молодежь обреченная первой сгореть в новом пожаре. «Дайте миру шанс!» - завыли битлы, и этот вой на разные голоса подхватили неведомые до той поры «молодежные субкультуры».

Шанс на что?  

Никаких радостных перспектив, кроме вполне животного существования, т.е. шляния во всех направлениях, пожирания и выпивания всего, что можно съесть и выпить, всевозможных форм совокупления и наркотического забытья, перепуганные молокососы миру предложить не могли. Но шанс получили.

Они потом подросли, в большинстве серьезно занялись  своими «бизнесами», вросли в комфорт вполне по возрасту - но остались верны  своей молодости, своим, с позволения сказать, идеалам.  И провозгласили именно эти  идеалы  празднобытия и бессмысленного самовыражения основными «европейскими ценностями».  В каковых  до сих пор и пребывают, умиленно-обреченно наблюдая, как ахмеды-мухаммеды деловито размножаются  в ареале этих ценностей.

С ними все ясно.  

Вся эта мутотень с делом Брейвика лично у меня – и, я знаю, не только у меня,  вызывает только один вопрос:

«Сколько еще нужно убить этих носителей европейских ценностей», чтобы  они, наконец,  решились казнить убийцу

Вопрос риторический.  Не могут постаревшие, обрюзгшие, лысые, но по-прежнему блудливые и трусливые битломаны и хиппари поступиться принципами. Органически не могут. Хотя и готовы бомбить, расстреливать, травить – во имя торжества этих принципов торжествующей трусости. Трусость тоже бывает очень смелой и беспощадной – когда уверена, что адекватного ответа не получит.

В СССР этот же массовый страх, выраженные известной формулой «Толькор б не было войны!» многократно усиливался  внутренними социальными коллизиями: здесь хотели не просто  жить, но хорошо жить, как ОНИ. Нет смысла повторять здесь уже многажды повторенное по сему поводу, результат нам хорошо известен.

Акцентируем  только один важнейший факт: хорошо жить хотели все, от генсека до сантехника. Желание вполне естественное? Конечно!  Еще раз повторяю, вполне неосудимое и неподсудное.

Но…почему же тогда  исповедующие именно этот принцип веры «успешные» разного калибра и даже не очень «успешные», вплоть до мелкого ларечника, не вызывают  у прочих, не достигших «успеха»,   симпатии?

Ах да, зависть, зависть, смертный грех – и основной  двигатель «рыночной экономики». Допустим, так.

А почему тогда  рассуждения самих «успешных» о своих «успехах» звучат  весьма неуверенно? Почему, собственно, они  упрямо вывозят эти свои «успехи» в забугры, несмотря на все заверения властьпредержащих в стабильности и надежности? 

Как ни крути, а эти усталые спекулянты  (см. предыдущий пост)  определенно не верят в свой «успех», не верят в то, что  это навсегда, даже в то, что это надолго – хотя уж двадцать лет упражняются… Оно конечно, генетическое еврохолуйство тянет туда, но ведь уже давно ясно, что и там не медом намазано, совсем не медом!

Значит, жить и хорошо жить – не главное, как ни кощунственно это прозвучит для кого-то? Получается, так.

А что же еще надо-то?

Идея? Вера?  

Стоп.

Это я про что?

А вот про что: если кто-то начинает при вас  рассуждать о том, что главная ценность – это человеческая жизнь… не спешите с ним соглашаться.  Не спешите!

Жить хочется всем. Это неоспоримо. И мы будем  до последнего цепляться за жизнь, как  многие поколения наших предков. И это неоспоримо.

Вот только где она, эта последняя черта?

Ведь  столь же неоспорим и тезис старика Воланда: «Дело не в том, что человек смертен, а в том что он внезапно  смертен!» Значит, наше хотение как не имело, так и не имеет, в сущности, никакого значения. Доказательство чему – хотя бы хроника автокатастроф «успешных»  кормильцнв и добытчиков.

Вдумайтесь, каждый из них ХОТЕЛ ХОРОШО ЖИТЬ и жилы порвал в этом хотении! И обрел нечто, что удостоверяло  его статус. И что?!

Памятник бы, кстати,  поставить этим мученикам  импортного автопрома! Заслужили! 30000 в год! Никаких, блин, сталинских репрессий не надо!

Я просто  утверждаю, как утверждали многие поколения моих предков всех вероисповеданий: дорогая всем нам жизнь не может быть нашей главной ценностью, хотя бы по той причине, что мы ни при каких раскладах  не можем ей  в полной мере распорядиться. И все. Можно верить в Бога, можно не верить, но отрицание того, что главной ценностью не может быть то, чем ты не вполне владеешь, есть глупость и для верующего, и для настоящего атеиста. Это азбука.

А бурьян – должен знать, что он бурьян. Независимо от «успехов».