amentus (amentus) wrote,
amentus
amentus

О покаянии.

Двадцать лет меня призывают покаяться.  На разные голоса и в разных жанрах – от церковных проповедей до бурлеска. Что там те, кому по штату положено призывать – попрыгунчик Петросян – можете не верить, но я помню – в 1992 г. в одной из своих реприз призывал публику каяться. Причем с такой интонацией, с какой, наверное, Николай Иванович Ежов не требовал чистосердечных признаний у своих…подопытных.

Несть числа  проповедникам покаяния.

Кайся, тудыть твою!  Если не за то, что страна Россия изначально «всему миру показывала отрицательный пример», то уж за те ужасы, которые творились после 1917 года –кайся! Перед «мировым сообществом», перед иконой, перед пнем в лесу, да хоть перед унитазом – главное: ежедневно, а лучше ежечасно кайся, совок тупой! И, может быть, выйдет тебе скидка какая,  яко на небеси и на земли, может быть, «заживешь  достойно» – а  достойно чего – это уж как сам уразумеешь. 

Результаты  этой проповеднической деятельности оказались, как это всегда бывает, неоднозначными. Те, которые, скороговоркой гугниво обличив гнусный сталинизм и вдоволь наглумившись над совком,  после падения всяческих «стен» и «занавесов» рванули в «мировое сообщество», предстали перед потрясенными «цивилизованными» не покаяльниками, не «учимыми, учителей требующими», как некогда Петр Великий в молодости, а шумной толпой разномастного жулья, хамоватых хапуг (не говоря уже о всяческих «Япончиках» и «Тайванчиках»). За эту публику  действительно впору – не каяться, конечно – но извиняться с обычными в таких случаях неловкими оправданиями: мол, извините, соседи, не все же мы такие… сами теперь не знаем, как от них избавиться.

Здесь как говориться, все ясно.

Но – есть и другие. Которые взывают о покаянии перед Богом и Государем. Православно-самодержавно-народные. Развелось их за эти два десятилетия  немеренно. Что, в сущности, и неудивительно: одна из самых типичных аберраций общественного сознания в смутные времена – творение  мифологии прошлого. Это публика  шумная,  напористая, достаточно хорошо организованная и базирующаяся не на какие-то там  сомнительные СМИ и неудобьсказуемые  НИИ, комитеты, советы, общественные палаты – но на такой мощный и древний общественный институт, как Церковь. Их проповедь могла бы, казалось, пользоваться бóльшим успехом    еще и по  причине  быстрой  деградации  и саморазоблачения  наших доблестных  «западников-общечеловеков», на фоне которых радетели вековых традиций  иногда смотрятся действительно очень выигрышно.

А тут еще мощная поддержка с самых верхов: двухглавый орел, канонизация екатеринбургских страдальцев, чуть ли не канонизация Столыпина (подождем еще, глядишь еще и дождемся! То-то будет забавно в храме лицезреть образа Николая II и Столыпина рядом!); новые знамена и новая наградная система (сподобили Горбачева Андрея Первозванного! Все кавалеры того императорского ордена флюгерами в гробах крутятся!), кивера Президентского полка… и т.д., и т.п.  Как тут не воспрять  ревнителям Православия, поборникам Самодержавия, алчущим возрождения Народности!

И воспряли!

Творческая активность новой генерации  историков и публицистов,  восхваляющих Российскую империю, что называется, зашкаливает.  Причем независимо от жанра, в котором они выступают, все эти историки и публицисты культивируют  скорбно-обличительный пафос. Чеканным слогом скорбят по «России, которую мы потеряли» и громко обличают тех негодяев, которые лишили нас этого столыпинского рая.

И однако: при всем том, что в крестные ходы к Ганиной яме собирается до 50 тысяч паломников и какие-то печальные бабульки распевают «Только с царем, только с царем» – что-то и у этих проповедников покаяния не складывается.  Нет ясной радужной перспективы. Что и наводит протоиерея Смирнова на меланхолические пожелания вымирания  ненавистному «совку» – в чем, как мне уже приходилось отмечать, он вполне солидарен с экзотической дядей Валей Новодворской. 

Действительно, в массе своей  «совок», погрязший в  мерзости маловерия и неверия, каяться перед Богом и Государем как-то не спешит. Хоть и ломится при случае  в очередях ко всяческим святыням.

В чем же дело-то?

Причин несколько, и они достаточно просты.

1.       «Совок» все же сохранил элементарное человеческое уважение к своим ближайшим предкам: отцам, дедам, прадедам, созидавшим великую социалистическую  державу. Признать этих предков, еще совсем недавно героев – выродками, мудаками, негодяями, в лучшем случае тупыми жертвами выродков и негодяев – довольно сложно, сознание этому противится.  

2.       «Россия, которую мы потеряли» – несусветная глупость, понятная даже школьнику. Ни я, ни Вы, уважаемый читатель, ни сам великолепный Говорухин  не могли потерять того, чего не имели. Ту Россию потеряли совсем другие люди, и, кстати, с них за то и спрос, а мы-то потеряли  СССР. Не случайно же и Говорухину  пришлось усугубить глупость: «Россия, которую мы потеряли еще раз». Экие, однако, растеряшки! И «совок» вполне резонно ощущает, что ему в очередной раз пытаются подсунуть фуфло, сказочку уже не про светлое будущее, а про светлое прошлое.

3.       Значительная часть советского обывателя все же получила хорошее среднее образование, а очень многие и высшее, следовательно, знакомо с фактами,  вопиющими против покаяния перед Государем. Ощущение профнепригодности последнего императора  невозможно изгнать из общественного сознания, ибо если был так мудр и благостен, как же то вышло-то?  Да и ладно бы только это – ну не повезло человеку! Но на кой хрен, например, стрелял Государь ворон, кошек и собак? Да еще в дневники  эти подвиги заносил?  Приходится теперь историкам доказывать, что злобные большевики подделали дневники Николая (правда, почему-то они не вписали туда, к примеру, изнасилования и избиения прислуги,  пьянство, оргии и т.д., а вписали…ворон? Что, пролетариат не поверил бы?) Впрочем, историки эти похоже не знают, что,  кроме дневников, существуют еще красиво оформленные акварелями Зичи отчеты императорских охот, куда эти трофеи беззастенчиво вписаны. Видимо, лично наркомом Луначарским.  Стремно как-то каяться перед таким субъектом.

4.       Апология императорской России подозрительно совпала с водворением  удивительного режима Ельцына и его преемников. По слухам, Бориско даже готовился короновать упитанного отрока, чтобы самому в регентах. Это – слухи, но кто скажет, что неправдоподобные? Разве не славили Романовых и не клеймили большевиков  те самые, которые…

      Так что протоиерей Смирнов не так уж неправ:  «покаяться» для «совка» – значит наизнанку вывернуться, все предать, все оплевать – и встать навытяжку перед новыми хозяевáми жизни, моргая прозрачными глазками со слезой холопского умиления. Ничего другого  нам эти господа предложить не могут. Просто, как апельсин.

Нет, не выходит и у этих  проповедников покаяния. Потому как  в прошлое  нельзя войти, как в  одну и ту же реку дважды. Тем более, что река уже и  навсегда изменила русло. 

А как они хотят снова «туда»!  Еще больше, пожалуй, чем «продвинутые креативные» в гражданское общество!  Вопль юродивой Эллы Панфиловой «Пока не восстановим все, что разрушили большевики, памятнику Дзержинскому место в паноптикуме!» – это же подлинно вопль души – и диагноз.  Здесь впору умолкнуть любой критике и публицистике: болезнь, хотя и психическую, надо же уважать!

Что касаемо «ученых и публицистов», типа Правдюка и его подельника Митрофанова – как-то неловко даже цитировать. Сидит перед тобой взрослый дядя и вещает, что «прекрасная императорская армия», та самая, генералитет  которой  слил своего Верховного кучке думских прохвостов, та самая, которая разбежалась с воплями «Хватит, навоявались!», развалив в один момент страну – не потерпела поражения в Первой мировой! Это как? А что же тогда поражение, не только военное, но и нравственное?!

Кстати, и насчет Православия. Тот же Правдюк очень много и подробно рассуждает о гнусной (Действительно гнусной. Каков бы ни был Николай!)  измене генералов – и молчит напрочь о позиции Синода в феврале 1917 года. И о причинах таковой. Пусть верующие (да и неверующие) фрэнды поищут этот сюжет в потоках информации и подумают над тем, что узнают.

 

 

Впрочем, хватит уже опровергать  проповедников покаяния.  Пусть себе сливаются в экстазе в звездный час – у соловецких камней.  Пока.

 

Лично я каяться подожду. И никому не советую.

Subscribe

  • Перспективы.

    Пока в Петербурге с ловкостью местечковых наперсточников переводят 15 000 животрепетных душ, пораженных вирусом ПОСЛЕ зелья от Гинцбурга, а бравые…

  • Надругательство.

    Вчерашний петербургский скандал с саботажниками святой вакцинации, если судить по первым сообщениям новостных программ, не столько возмутил, сколько…

  • Гирю распилили. Паниковские ложатся на землю.

    Одновременно с грозным разрешением работодателям "отстранять непривитых" - пришло ожидаемое сообщение аж из Гвианы и Франции. Заразность…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments