June 19th, 2021

Пилите, Шура!

  У Москвы много  славных  титулов, заслуженных потом и кровью многих поколений. Она и «матушка», и «златоглавая», и «первопрестольная», и, наконец, просто «красавица».  Постсоветские времена  добавили Москве не  титул – а некий новый статус, достигаемый с завидным упорством и энергией: умный город. И в самом деле, нельзя отрицать, что Москва  просто  переполнена  умными людьми, настолько уже переполнена, что возникает подозрение в избыточности.  Понятно дело,  вершины Москвы светятся умом много ярче, чем золотые купола  под  летним солнышком – и это без всякого глума! Ворочать многообразными  делами и делишками  этого  человейника дураки определенно не могут, даже при очевидной поддержке искусственных интеллектов. Но и спускаясь  на нижние уровни  бытия обнаруживаешь  множество умных людей: тут и «акционист», пуляющий на Красной площади, и великолепный  Проценко из Коммунарки, и просто какая-то хирургическая медсестра, которая, если верить новостям, оттяпала у обитателей целого дома на Алтуфьевском шоссе  помещения цокольного этажа под что-то совсем не хирургическое…тут и толпы, ломящиеся в Третьяковку «на Серова», и развеселый Варламов, время от времени задающий пастве сакраментальный вопрос из черты оседлости «хотели бы так жить»?!  etc, etc. Москва переполнилась умными людьми определенно!  Настолько, что когда в первом еще карантине  интеллект Москвы выплеснулся массово разбегом носителей в ближние и дальние провинции – ТАМ даже слегка обескуражились….и кое-где даже встречали неласково, осознавая недостижимость уровня москвачей.  Именно москвачей, потому как москвичи в Москве сейчас – это примерно как ленинградцы в Петербурге: чтобы услышать настоящий московский говорок, надо сильно пошастать  по московским дебрям, а еще верней – отъехать верст за сто: вот там  услышишь пожалуй – не «в Москву-реку», а «в Москвареку». Без этих певучих, ставших якобы московскими – скорее всего уральских – интонаций.
   Ум Москвы пучится все новыми и новыми гаджетами и порождает все новые и новые свободы, не снившиеся ни блаженныя памяти  Лаврентию Павловичу, ни мужественным демонстрантам 1968 года. Реновации, лабиринты метро,  системы разнообразного слежения, куаркоды, всяческие карты,  базы данных, ковидсвободные кабаки – потрясают воображение  и открывают радужные перспективы для  закосневшей в бессмысленности провинции. Недаром же великолепный г-н Собянин как-то разоткровенничался: надоть, мол, по всей стране собрать всех в несколько мегаполисов, чтобы, значит, все процвело и засверкало, а все прочее….как-то так, вахтОвымс методом, что ли….
…И все же  посещения Москвы  вызывают образ бессмертного Шуры Балаганова.  Нет, я не про то, что обладатель многих тысяч может машинально вытащить сумочку у зазевавшейся бабёнки в трамвае – это само собой и не только в Москве.  Посещение столицы вызывает   неотвязное впечатление, что  обитатели умного города – упорно пилят  гири. А вокруг них прыгают разноликие паниковские и подначивают: пилите, Шура, пилите – они золотые!
Причем гири пилят все, сверху донизу – от градоначальника, до  тех, кто барахтаются  на самом низу в тенетах  кредитов и ипотэк и даже до кредитов-то не дотягивают.  Упорство  пиления объясняется просто: если гири тов. Корейко были  чугунными, но предположительно золотыми внутри – то гири  москвачей определенно  и густо позолочены, соответственно,  золотистые опилки  летят и летят….летят и летят….Летят  брызги пота с взмокших лбов…иногда брызги крови, как от кредитного благополучия  убивца-белоленточника Кабанова и многих ему подобных….иногда – стрелянные гильзы, как от разных ополоумепвших  «стрелков» - но процесс пиления не останавливается, идет по нарастающей, посменно. Дело в том, что позолота московской гири – крайне неравномерна,  чем определяется интенсивность разлета заманчивых опилок. Градоначальник, кстати, тоже пилит – и вокруг него тоже прыгают паниковские, целая толпа!  Собственно и не скрывающаяся. И речь идет вовсе не о пресловутом «роспиле от Навального» - если бы! Этак-то в России с Ивана Грозного пилили! Это рутина!  Просто пилит все, что подвернется – довлеет злоба мира сего!  Не  разогнуться!
   Угрюмый массовый индуктивный психоз пиления гирь есть  та самая вожделенная постсоветская свобода им. Жванецького, непременное условие существования москвача, его видовой признак, формирующий весьма характерное  мировосприятие. Москвач уверенно  ходит по   определенным и проторенным путям самоутверждения: вожделенная Турция…теперь вот – ковидсвободный кабак – это для всех, а дальше уже  нюансы – кому Третьяковка, кому – ТРЦ с пока закрытым  фудкортом. 
   Ну и еще, конечно, протесты. А как же! Пиление гири – протест утомительный, кроме того, по мере углубления в материал становится все более очевидным, что внутри все же…не золото. Посему массовый индуктивный психоз  идет под перманетный  аккомпанемент бухтежа   и срывается  время от времени  на надрывный глум  и  истерические визги. Это нормально. Россия большая – гиря большая!   Паниковских –толпы и толпы! Посему можно полагать, что до вожделенного момента метания  половинок  распиленной гири  в  искусителей  дойдет не скоро – или вообще не дойдет. Это – не тот жанр. И если, и когда гиря все же  распадется – обессиленный Шура повяжет рыжие кудри платочком, облачится в горестный грязный  сарафан и окажется той самой  старухой у корыта – если ума хватит, конечно. А то просто ляжет, высунув язык, на зеленую травку среди золотых опилок.
Пилите, Шура, пилите!
Умный город Москва! кстати...и голосование в этом городе умное....