May 3rd, 2013

amentus

(no subject)

Вторая сцена Мариинки — архитектурный позор Петербурга

02 мая 2013, 12:30

Сегодня в Петербурге Владимир Путин будет торжественно открывать вторую сцену Мариинского театра.

В гала-открытии — сплошь звезды: под управлением художественного руководителя театра Валерия Гергиева выступят Юрий Башмет, Диана Вишнёва, Пласидо Доминго, Леонидас Кавакос, Ульяна Лопаткина, Денис Мацуев, Анна Нетребко...

Говорят, что внутри вторая сцена Мариинки чудесна. Уникальный комплекс. Средоточие лучших достижений современной технической мысли. Лучшая оперная сцена в мире. И т.д. и т.п.

Но вот снаружи...
Судите сами.



Этот огромный сарай (другого слова не подберешь) поставлен в самом центре Петербурга. Более всего он напоминает типовой торгово-развлекательный комплекс, который вполне органично смотрелся бы где-нибудь у станции метро «Купчино» или «Озерки»: магазины, кафе, кинозалы, «ресторанный дворик», зал игровых автоматов...

Но рядом с Театральной площадью?
На набережной Крюкова канала (нынче еще и перегороженного уродливым «мостовым переходом», соединяющим вторую сцену с первой)?

В охранной зоне, где категорически запрещено новое строительство (о чем эксперты говорили с самого начала — но никто в Смольном их не слушал)?

Ни один, — ни один!, — из питерских архитекторов не сказал ни одного доброго слова в адрес построенного. Даже обычно осторожный директор Эрмитажа Михаил Пиотровский называет это здание «никаким».

Нравится оно только Валерию Гергиеву, который отреагировал на критику построенного выражением «дуракам полработы не показывают» (как-то мы иначе представляли себе лексику почетного гражданина Петербурга), и восхитился акустикой в зале и внутренней отделкой.

Это логика дурдома: «ему про Фому — а он про Ерему».
Ему про архитектурное уродство, разрушающее исторический облик знаменитого петербургского квартала — а он про прекрасную слышимость даже из последнего ряда.

Ему про петербургскую традицию сочетания внешнего и внутреннего совершенства, как в Александринском театре — а он про драгоценный камень оникс, которым здание отделано изнутри.

Видимо, архитектура для только что вознагражденного путинского Героя Труда Валерия Гергиева не имеет значения — как не имела значения 400-метровая башня «Охта-центра», которая могла навсегда изуродовать Петербург, и появление которой Валерий Абисалович горячо приветствовал (напомним, что только героическим сопротивлением петербуржцев удалось остановить эти чудовищные планы)...

Налицо — не просто очередная «градостроительная ошибка» (печальный термин, вошедший в употребление еще при Валентине Матвиенко), мимо которой придется ходить каждый день.

Налицо — архитектурный позор Петербурга.
Вызывающий гнев и возмущение у горожан, собирающих подписи за снос этого монстра.

Снести его вряд ли удастся (да и не уверен, что это надо делать).
Надо не допустить ничего подобного в дальнейшем.

И уж точно, открытие второй сцены не может быть для петербуржцев праздником.
Это — горький день для всех, кому дорог исторический облик северной столицы.
                                                       *   *   *
Последние аккорды  плача по Мариинке.  Как я и полалаг,  открытие с участием высоких персон  закроет тему. О строительстве этого сооружения - разговор особый и долгий, сколько вбухали, куды там текли "финансовые потоки" - это само собой.
А вот перевести на язык реальности  вышецитированные стенания - не мешает для ясности.Первое:
мимо носа питерского архитектурного сообщества пронесли огромный заказ. Это как?!  Если так и дальше - а так и дальше! - то что ж это будет?
Второе: а, собственно, почему в Купчине или в Озерках такое можно строить, а здесь нельзя? Там что, не люди живут?! Странное отношение к городу у ревнителей! Кстати, вполне такое же, как у строитиелей этого сооружения - к петербургской Коломне: это же не Дворцовая площадь!
И третье: что это за юродство - собирать подписи, заведомо зная, что никто ничего сносить не будет?
"Граждане корчились, морщились, потом написали письмо со слезою в редакцию - и обвинили реакцию".
Знакомо. не смешно.
Увы вам, ревнители!
Домишко, конечно, так себе - но привыкнут, ничего. Ко всему привыкали.