amentus (amentus) wrote,
amentus
amentus

Правда ль это? Что я сышу?

Правда ль это? Что я слышу? Молвят овамо и семо:

В Петербург Ефремов Миша едет к нам с любимой темой

…Можно было бы и дальше поупражняться  в духе  политической/поэтической пародии – невелик труд вообще-то. Однако не ощущая себя гражданином и тем паче – поэтом, позволю себе высказаться в прозе.

Действительно, по Петербургу развешаны афиши, извещающие почтенную публику, что в 11.02.2012 г. в БКЗ  будет представлен «финальный Гражданин Поэт»  - силами  уже стяжавшего известность небольшого творческого коллектива. Событие если не в культурной, то в политической жизни города примечательное: московская агитбригада едет  поднимать Питер на протесты. Ибо, как показали события декабря 2011, невская столица весьма вяло поддержала первопрестольную, если вообще поддержала, ибо авангард агитбригады, г-на Шендеровича – в Питере освистали. Кто освистал? А поди разбери…говорят, националисты…протест ведь был пестрым. Во всяком случае, ситуация для московских «протестантов» достаточно неприятная: надежды на то, что их начинания  поддержат, скажем, Нижний Новгород или Владивосток – очень и очень мало. Но Петербург! Город с отчетливым яблочным привкусом, цитадель демшизы, Петербург, подаривший Москве дружную команду «питерских». Без него-то как? Совсем сиро! А главное, непонятно: неужели в Питере мерзость путинского режима ощущается менее остро, чем в Москве? Или все-таки происхождение злых гениев режима сказывается?

Нет, конечно, матерные инвективы в адрес «путена» со товарищи из Питера раздаются. Сочувствующие есть. И немало. И опусы г-на Быкова, конечно, пользуются успехом. Но все же не в том количестве, как этого бы хотелось бы московским «протестантам». Посему – отчаянный бросок агитбригады. Кстати, арендовать БКЗ – очень не дешевое предприятие, так что «протестанты» явно в бабках не нуждаются; впрочем, кто бы в этом сомневался. Не приходится сомневаться и в том, что БКЗ будет набит битком. Придут не только единомышленники-сверстники большинства  московских «протестантов», придут и постарше, и даже пенсионеры, кто в силах – это же не на площадь, это ж просто пиршество души… Уважаю. Но  и недоумеваю.  Относительно жанра и, соответственно, смысла готовящегося почтенного собрания.

В лучшие времена русская литература явила миру блестящие образцы сатиры на самые разные темы – от Кантемира до Салтыкова-Щедрина. Именно сатиры, предполагающей наличие у автора сердечной мышцы и, следовательно, сердечной боли за отечество, изнемогающее под гнетом всяческих пороков, мерзостей и ужасов. Щедрин так и сформулировал: «Я люблю Россию до боли сердечной!» Это он-то, высказавший про эту самую Россию такое (правда, в прозе), что уж куда г-ну Быкову и Шендеровичу вместе взятым! Значит, сердечная боль все же была – у нас нет оснований не верить Михаилу Евграфовичу. В стихотворной сатире лихо упражнялся г-н Курочкин, стилизовавший под переводы из Беранже – но это уже были первые симптомы вырождения сатиры в пересмешничество, отчетливо проявившегося в начале ХХ в. в творчестве «сатириконцев». Эти изгалялись как могли, обличали, хохмили хлестко и звучно. Но оказавшись после 1917 г. в эмиграции находили в себе мужество признаться: перегибали палку, чего-то не видели очень важного (см. у Саши Черного «Прокуроров было слишком много») Стало быть, и здесь сердечная боль тоже уколола, пусть и поздно.

Советская, особенно позднесоветская «сатира» - явление особое, о котором можно и должно рассуждать много и вдумчиво. Не будем рассуждать о многочисленных хохмачах одесского разлива, рекомендованных почему-то «сатириками». Хохмач – он и есть хохмач, шут. Но не  подлежит сомнению, что феномен Жванецкого – один из самых зловещих феноменов советской культуры накануне падения великой державы. Этот привозный философ, вполне легально приглашавшийся завкомами  и профкомами на предприятия и в учреждения, сделал для разложения советского общественного сознания больше, чем все диссиденты-посиденты вместе взятые. А что хотите, талант! Сатира ли это? Как это назвать? Называйте как хотите – но попробуйте приложить к молодецкой харе Жванецкого вот ту щедринскую формулу: люблю Россию до боли сердечной… Попробовали? И как? Да он слов таких не знает! Но – талант! Талант при  очевидном отсутствии сердечной мышцы и сердечной боли. Потому как Салтыков-Щедрин   был трибун, взывающий к сознанию и чувствам читателя, а Жванецкий – шаман, погружающий аудиторию в определенное эмоциональное состояние, не более того, хотя и не менее. Для этого достаточно, помимо неких специфических внешних данных и модуляций голоса, умения жонглировать образами, менять тезисы…классика демагогии, которой в совершенстве владеют шоумэны – это их хлеб.

Самое поверхностное знакомство с опусами г-на Быкова и г-на Ефремова (несомненного соавтора этой наскоро испеченной серии  поэтических злободневок) позволяет уверенно утверждать: это тоже шаманство.  Чистой воды. Со времен «оттепели» шаманские практики, т.е. введение в публицистический транс посредством оглашения или демонстрации неких вполне магических формул и сакрализованных чисел   стали  для нашей доблестной интеллигенции обычными. Так что на берегах Невы затевается очередное шаманское камлание. Можно не сомневаться, что пройдет таковое на высоком уровне.

Что дальше? Как отреагирует невская столица ( не аудитория в БКЗ) на выезд московской агитбригады – можно только догадываться. Но с некоторой степенью достоверности. Разумеется, реакция не будет зависеть от поэтических достоинств «Гражданина Поэта» - кстати, весьма неоднозначных. Среди этих творений ДВА я продолжаю считать почти шедеврами, потому как они не про Путина: «Бесы» и «Убийственная тема». Они – про все. Но именно эти почти шедевры в соотнесении с некоторыми прозаическими уточняющими высказываниями автора заставляют все же усомниться в успехе московской агитации в Петербурге.

Дело в том, что Петербург, при всей его кажущейся «туманности» и «достоевщине» (кстати, Достоевский – все же москвич) – город, требующий все же определенности. Иногда Петербург срывается в демагогию, но все же нечасто и потом очень стыдится этих срывов. Потому и опыт приснопамятного 1991-го в Петербурге не сакрализуется массовым сознанием,  этот стыдный опыт памятен и повторять его желающих очень мало. Нет, таковые есть, но это скорее сектанты. Есть достаточно много недовольных – но и они склонны задавать сакраментальный вопрос: а вместо что? Против кого дружить предлагаете – понятно, а за кого? Московские кандидатуры в Питере не проканают определенно и не по причине какой-то местной фанаберии – просто все эти персонажи, все эти Навальные, Немцовы, Чириковы, Романовы и т.д. здесь чужие.  Петербург не набрал за «нулевые» такой жировой прослойки, которая и породила московский «протест». Здесь предостаточно безобразий, но…многие из этих безобразий московского происхождения. И уж подавно не приходится говорить о серьезных питерских деятелях «протеста».

Но дело даже не в этом. А в том, что в Петербурге тоже читали замечательные (без глума!) стихи г-на Быкова под названием «Копрофобическое». Не знаю, право, прозвучат ли эти стихи в БКЗ, если не прозвучат – это лукавство, ибо весь «Гражданин Поэт» умещается в них. И без всяких пародий обошлось, без стилизаций, и хоть сами стихи не Бог весть какие, но пафос пробивает до нутра. Это не шаманство, это, как «Бесы» и «Убийственная тема» - вопль души!. Чего стоят хотя бы такие откровения:

Лесной пожар так пахнет, догорая.
Так пахнет пот трусливого скота.
Так пахнет газ, так пахнет нефть сырая.
Так пахнет злоба, злоба, — но не та,

великая, и может быть, святая,
с какой врагов гоняем лет семьсот,
а та, с какой, скуля и причитая,
строчит донос ублюдочный сексот.

Где форточка, ребята, где фрамуга,
где дивное спасенье, как в кино?
Но в том, как все мы смотрим друг на друга, —
я узнаю опять-таки говно.

Мы догниваем, как сырые листья,
мы завистью пропитаны насквозь, —
и если это все чуть-чуть продлится,
не верю, чтобы что-нибудь спаслось.

Воля Ваша, с такими настроениями трудно агитировать за что-то или за кого-то! Готов подписаться под каждым словом… но на борьбу людей вели и ведут совсем другие стихи и песни. Если мне память не изменяет, задержанная Божена Рынска вдруг заголосила … «Варшавянку». Помнит слова, а!  А тут – нечто мазохистское. Все против – и ничего ЗА! Э-э, господа интеллигенты, так больше не получится! Про говно мы все горазды…а еще что можете? Не может же быть «копрофобия» движущей силой «революции»! Это уж просто по-детски как-то, подростково!

Но и это еще ничего. В этих же стихах, замечательных по откровенности, есть ясная констатация и отсутствия  реальных претензий к «партии жуликов и воров», и совершенно необъяснимое обвинение этой самой партии в том, что она именно «культивирует говно»:

Проблема не в диктате, не в засилье
коррупции — мне по фигу она, —
а только в том, ребята, что в России
ужасно много сделалось говна.

Вина Едра не в том, что там воруют, —
богаче мы не станем все равно, —
не в том, что там мухлюют и жируют;
вина в другом — они плодят говно.

Мы сами им становимся отчасти,
оно ползет проказой по стране,
и каждый час, когда они у власти,
не может не сказаться на говне.

Мы видим бесконечные примеры,
особенно старается премьер.
Вот Галич, помню, пел про говномеры —
но тут утонет всякий говномер.

Вот те раз! Оказывается, ЕР развратила бедную Россию – и особенно неистовствует премьер (правда, эта тема автором здесь не раскрыта). Но – уверяю Вас – и в Питере, как в Москве, Воронеже, Смоленске, Владивостоке – большинство обывателей увидят в этой действительно агональной ситуации совершенно иные причинно-следственные связи. А именно: ЕР не может быть иной, ибо она сама продукт брожения того дерьма, в которое страна погрузилась в 1991. Погрузилась, между прочим, при восторженном улюлюканье той самой вольнолюбивой интеллигенции, «глотавшей свободу»  - об этом «глотке» с восторгом вспоминал г-н Быков на Болотной. А ничего другого, паки повторю, нам не предлагают, да и нет ничего другого за душой у «протестантов» кроме зарядов дурных эмоций. Так что на всю эту «копрофобию»  можно ответить призывом – не помню, право, чьим: «РЕБЯТА, ХВАТИТ ВЫДАВЛИВАТЬ ИЗ СЕБЯ РАБА, И ТАК УЖЕ ВСЯ СТРАНА В ДЕРЬМЕ!»  

Так что успех шаманского камлания в БКЗ для дела «протеста» в Питере мне представляется все же  проблематичным. Если не сработают какие-либо катализаторы, кроме финансовых вбросов, каковые признаются самым значимым аргументом. А послушать – не мешает. Талантливо. Местами сильно. Вообще шаржирование, посмеяние власти, светской и духовной – необходимый элемент карнавала, которого нам сейчас действительно не хватает. Не тупой оргии «гламура», не пьяных «корпоративов» и «выпускных балов» - разминок молодежи и подростков перед настоящими оргиями и корпоративами, а именно карнавала, особого времени, когда все дозволено и все действительно равны. А то разучились и карнавалить. Хотя визжать и выть горазды. Даже на Болотной вроде бы были особые подходы для избранных…

Так что приезжайте. Ждем-с.

Subscribe

  • Надругательство.

    Вчерашний петербургский скандал с саботажниками святой вакцинации, если судить по первым сообщениям новостных программ, не столько возмутил, сколько…

  • Гирю распилили. Паниковские ложатся на землю.

    Одновременно с грозным разрешением работодателям "отстранять непривитых" - пришло ожидаемое сообщение аж из Гвианы и Франции. Заразность…

  • А вы заметили?

    Повсемирно начинается ожидаемый этап великой вакцинации - активное толкание фуфла. Статистика вибрирует. Медленно, но верно до тупоголовых…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments