amentus (amentus) wrote,
amentus
amentus

Букв - много, уж простите.

Кажется, мутная волна  «ностальгии по 90-м» малость схлынула – можно подводить некие итоги  этого на первый взгляд  странного, но вполне прогнозируемого мероприятия.
  Итоги   вполне утешительные: попытки представить  суть феномена предпринимаются исключительно  на одном из уровней недостоверного познания – ex experientia vaga, из беспорядочного личного опыта (Спиноза). Я голодал! – Нет, у меня харя ширилась! – Я был унижен, размазан, предан и продан! – Нет, я  глотнул свободы! – и т .д., и т.п. Надо полагать, организаторы  «акции в сетях»  надеялись этой перекличке  констатировать  большинство голосов «ностальгирующих» или, по крайней мере, поддержать в  каждом из них ощущение  крепкой взаимосвязи. «Возьмемся за руки, друзья». Это – понятно. Но так же понятно и то, что такая перекличка вполне бессмысленна, что  многообразие личных опытов создает только иллюзию   понимания  чего-то. Более того – само это многообразие опытов, будучи словесно выраженным, показывает, что  для правильного понимания феномена надо изменить  точку обзора происходившего. Надо подняться над личными опытами  и попытаться  увидеть 1990-е гг. постсоветской России  в социокультурном контексте – может, тогда и разглядим самое существенное?
Карабкаться на такие вершины самостоятельно просто смено: тропинки давно пртоптаны и проводников – выбирай на вкус. Лично я выбираю сумрачный германский гений Освальда Шпенглера, понеже был основателен и последователен  на пути познания происходящего. Так вот, Шернглер еще в первой половине ХХ в., как известно,  констатировал, что европейская цивилизация “достигнет законченности”  после 2000 г. А “цивилизация” для него – это не “комфорт” и “высокие технологии”, как для подавляющего большинства  наших и не только наших “образованных”, а последняя стадия развития культуры, омертвение, “окукливание” всех культурных  форм, прекращение или профанация всех процессов жизнедеятельности культуры как организма. Цивилизация со всеми ее достижениями – кадавр культуры. Главным отличительным признаком цивилизации становится безудержный урбанизм, отрывающий от исторических ландшафтов и перемалывающий в жерновах “рыночной экономики”  миллионы людей.
Шпенглер представил и наиболее характерные особенности цивилизованного сознания, формирующегося в дебрях маегаполисов. “Взгляд из-под облаков сменяется взглядом из кротовины”.  “То, что замешивалось на крови – заваривается на пиве.” И наконец: “дальнодействующий образ великого человека сменяется безудержной агитацией мелких, однако сообразительных людишек,  идея – целью, а символ – программой”.
Прочитав и осмыслив это, каждый без труда найдет ключ к происходившему в СССР во второй половине ХХ в. Эта страна с неизбежностью вступала в эпоху цивилизации, и то обстоятельство, что  советская цивилизация  строилась на иных идеологимческих основах, чем цивилизация Западной Европы – никакого значения не имеет.  Собственно, цивилизованный обыватель появился еще в Российской империи и вполне пережил (хотя и не без весьма ощутимых  потерь) гибель оной. А в довоенном СССР вполне цивилизованные обыватели, как это ни дико прозвучит для кого-то – персонажи рассказов Зощенко, да и сам автор этих рассказов, честно стремившийся стать “пролетарским писателем” и считавший себя таковым. .Но – к началу Второй мировой войны этот процесс становления цивилизации еще не был завершен хотя бы потому, что городское население еще не преобладало решительно над сельским. Следовательно,  еще велика была инерция культуры,  еще не утратили актуальности для многих  представления об общности  судьбы народа,  если и не понимаемой, то ощущаемой. А война – воззвала вновь к : “дальнодействующему образу великого человека” – и отнюдь не только Сталина! но  и к образам всех героев, подвигами своими сплотивших народ.
   Ну а дальше… Процесс цивилизации был неостановим, и именно проявлением такового стала, кстати, и пресловутая “десталинизация” – которая была неизбежна, ибо настало время “безудержной агитации мелких однако сообразительных людишек”.  Каковыми, собственно, и были сравнительно с вождем, персонажи его ближайшего окружения, причем обличителем и сокрушителем выступил самый глупый, самый никчемный из них.  Или – кого-то заботили «судьбы репрессированных»? Ага!    
   Вот, собственно, и все. В этих характеристиках от Шпенглера – ключ к пониманию происходившего в послевоенном СССР вплоть до 1991 г. Это был период медленного, мучительного изживания культуры и утверждения цивилизации, период трансформации советского человека, каким он стал после Великой Отечественной войны, человека-победителя – в цивилизованного обитателя…если бы кротовины! Шпенглер-то писал в начале ХХ в.! А  в конце ХХ в. и кротовина сузилась до размеров норы дождевого червя.  Ну-ка, вспомните, как московские евреи и, конечно, не только евреи,  в 1995 и в 2005-м – по случаю юбилеев ТОЙ победы – горестно вздыхали: ах если бы тогда…Гитлер ведь был  не вечен, зато нас бы освободили!   На такие рассуждения крот определенно не способен, это все-таки млекопитающее, хоть и подслеповатое, но с очень острым нюхом. На такие рассуждения способен только червяк: ну, разрежут на двадцать частей…может быть и больно, может быть, некоторые части пропадут, зато из остальных  сколько новых червей образуется!
Вспомните и кондовый советский анекдот про червяка, который живет в дерьме, именуемом «Родина». Здесь надо было ржать – и ржали,  полагая, что ключевые слова «Родина» и «дерьмо», а ключевое-то слово – червяк. Однако цивилизованные червяки – они же творческие, креативные! Сам Эльдар Рязанов констатировал факт своего рождения «в дерьме» в стихах! Прочим же творческим  червям, реализовавшимся в этой теме во всех видах искусства – несть числа!
  А червям-то просто не нужны огромные пространства великой страны, черви не хотят, да и не могут понять таких масштабов, там более – ответственности за такие масштабы.           
  Черви полагают, что можно и должно прилежно возделывать небольшие кусочки пространства, буровить эти кусочки туда-сюда своими ходами, сталкиваться и переплетаться в темноте… Отсюда – навязчивость мотива «распада, развала, раздела, распродажи», звучащий и в «Меморандуме» Сахарова, и в   сокровенных мечтах нынешней мелкой сетевой шушерыю
  Конечно, культура сопротивлялась наседающей цивилизации, ибо традиции культуры в СССР были по ряду объективных причин были очень сильны.  Но – сопротивление культуры, опять-таки по объективным причинам, возглавляла власть, а эта самая власть, сама включившись в процесс  становления цивилизации, быстро теряла доверие обывателя-червя и разлагалась. Вспомнили?  В СССР  критика власти, порождающая страх бытия и ведущая к потере народом «формы», т.е. государственности,   осуществлялась  и  визгливой «диссидентщиной»,  и пустопорожними  умствованиями  испуганного мегаломана и графомана Зиновьева, и  шустрыми «несунами» всех  мастей,  но в основном – всеобщим глумом, рупором коего стала целая армия «сатириков», «юмористов», «пародистов», возглавляемых великолепным Жванецким и напрочь сейчас забытым  алкоголиком Ивановым, специализировавшимся по стихам. Забыли Петровича-то, а он был фигурой очень важной, этот непросыхающий смехач, ибо осмеяние стихов, даже плохих – но и хороших, под сурдинку,  тоже –есть посрамление символов и символического сознания вообще, без чего разрушение культуры не может состояться. Что интересно, Иванов, говорят – писал «что-то серьезное», чуть не эпохально-эпическое…только все это пропалою. Какой мерой меряешь! И разве тому миру, приход которого он возвестил –нужно что-то серьезное? Что за странные аберрации?
   Нарастание этих тенденций  можно было ощутить в полной мере со второй половины 1970-х гг. – по мере одряхления и обессмысления власти. В конце концов, власть изжила себя и страну.
   И самое забавное и, на первый взгляд,  удивительное: черви торжествовали под визги о «свободе», о «желании перемен» (помните мудилку Цоя? ) И до сих пор  эта самая «свобода» буровить бессмысленные и бесполезные ходы «самоутверждений» - последний аргумент и последняя надежда червя! Но, в сущности, ничего удивительного нет: под этими же лозунгами  червь торжествовал  и ТАМ, на вожделенном «Западе». Ну да, там были четыре ливерпульских обезьянки,  потом всяческие хиппари, радостно возвестившие наступившее  вырождение – а у нас  и «барды», и макаревичи, кинчевы, гребенщиковы, шевчуки и иже с ними…тех же щей, да пожиже влей!  Imagine!
   Свобода жить одним днем и тупо регенерировать, будучи разрезанным, раскрошенным, свобода  простейшего  организма,  полагающего себя  «сложным» – в самом деле, смешно!
  Вот все ЭТО и выплеснулось, восторжествовало – в те самые 1990-е.  Цивилизация победила, ибо и власть в постсоветской России – стала цивилизованной.  Да, отнюдь не столь симпатичной, как грезилось идиоту-интеллигенту  в мрачные советские времена – но именно цивилизованной.  Интеллигент быстро примирился с  несоответствиями  грёзам, потому что  любые бытовые  сложности, даже голод, даже бандитизм, компенсировались надеждой на скорое создание того самого гумусного слоя, в котором черви будут обитать беспечально. Помните – циркуляр правительства Гайдара по милицейским полразделениям: «не мешать становлению российского бизнеса!» Помните надежды на то, что «дети бандитов станут цивилизованными беизнесменами»? Во-от!
Ну а остальные, не-интеллигенты – кто как и чем во что.
   Для человека культуры, человека общности, 1990-е это не лишения, а прежде всего непреходящий  стыд за происшедшее и недоумение: как все же такое могло произойти? Для червя как раз понятно, как наступило это действительно  золотое время надежд, отождествляемых с той самой «свободой». Эх, было времечко! Золотое....нет, платиновое!
Цивилизованный субъект, неистребимый утилизатор  «рыночной экономики», стал в постсоветской России фактом.
Вот и вся «ностальгия».

 
Subscribe

  • Парижанин

    Не уймется парень! В газете Die Welt откровенничает В. Ерофеев относительно "необъявленной" гражданской войны в России, ведущейся якобы с…

  • Перспективы.

    Пока в Петербурге с ловкостью местечковых наперсточников переводят 15 000 животрепетных душ, пораженных вирусом ПОСЛЕ зелья от Гинцбурга, а бравые…

  • Надругательство.

    Вчерашний петербургский скандал с саботажниками святой вакцинации, если судить по первым сообщениям новостных программ, не столько возмутил, сколько…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments